Назаренко В. А. Могильник в урочище Плакун.

Первое упоминание о погребальных памятниках на низменном берегу Волхова против Ладожской каменной крепости встречаем в отчете Н. И. Репникова, производившего в начале века небольшие курганные раскопки в окрестностях Старой Ладоги. В урочище Плакун он исследовал одну насыпь, но погребения не обнаружил. Возможно, этот неудачный опыт, а может быть, внешняя невыразительность Плакунских погребальных сооружений, высота которых редко достигает 0. 5 м при диаметре 10—15 м, на протяжении нескольких десятилетий сдерживали любознательность исследователей. Лишь организация Староладожской экспедиции во главе с В. И. Равдоникасом положила начало систематическому изучению могильника. В 1940 г. был снят его глазомерный план, который зафиксировал расположение 13 погребальных насыпей. Тогда же были начаты раскопки шести курганов. К концу сезона полностью изученными оказались лишь четыре из них, а именно курганы № 1—4. Насыпи № 6 и 8 были раскопаны частично, но их доследование предполагалось завершить на следующий год. Война прервала эти работы. В 1952 г. раскопки в урочище Плакун продолжила экспедиция Н. Н. Гуриной. Работы на могильнике возглавил Г. П. Гроздилов. Были доследованы остатки кургана № 8, а также раскопаны насыпи № 5, 7, 10, 12 и 13. Весной 1968 г. Староладожский отряд под руководством Г. Ф. Корзухиной раскопал курган № 11 и произвел разведочные работы на остатках насыпи № 6. Наконец, в 1971 г. тот же отряд под началом автора этой статьи доследованием курганов № 6 и 9 завершил полевое изучение зафиксированных в 1940 г. погребальных насыпей в урочище Плакун. [1]

Уже первая попытка историко-культурной интерпретации результатов раскопок Плакунского могильника решительно связала его с одним из наиболее острых вопросов начальной русской истории — норманнской проблемой. «Это первая в Приладожье группа могильных памятников, которую определенно и надежно можно связать с норманнами», — писал Равдоникас, подводя итоги довоенных археологических исследований в Старой Ладоге. Основанием для этого вывода послужило обнаружение в первых раскопанных курганах остатков сожженных ладей — элемента безусловно скандинавской погребальной обрядности. Хронология исследованных насыпей не вызывала у Равдоникаса никаких: сомнений. Исходя из общих представлений о времени появления норманнских древностей на территории Восточной Европы, он датировал могильник X в. Предложенная дата была правдоподобна и не противоречила сложившемуся к тому времени мнению, что вещи скандинавского происхождения связаны преимущественно с горизонтом Д староладожского Земляного городища, также относящегося к X в. Забвение и частичная утрата результатов раскопок могильника способствовали тому, что даже сам факт его существования долгое время оставался малоизвестным как советским историкам и археологам, так и их зарубежным коллегам. Выводы Равдоникаса об этнической принадлежности и датировке памятника в течение нескольких десятилетий были единственно опубликованными и утвердились в советской историко-археологической литературе. [2] Вполне понятно, что при более внимательном рассмотрении материалов могильника существовавшие прежде представления о нем претерпели некоторые изменения. В первую очередь пересмотру подверглась хронология отдельных погребальных сооружений. Еще в 1966 г. при передатировке культурных напластований Ладожского поселения Г. Ф. Корзухина высказала мнение, что среди курганов могильника есть насыпи, относящиеся к первой половине — середине IX в. [3]Несколько позже в специальной статье, основываясь на детальном изучении материалов одного кургана, она предложила решение ряда вопросов, связанных с Плакунским могильником. В их числе было и выяснение его хронологии. Анализ вещевого материала кургана № 7 позволил Корзухиной утверждать, что «он был насыпан в IX в., а может быть, и в первой его половине». Она впервые сформулировала положение, согласно которому курганы в урочище Плакун не могилы заезжих купцов и воинов-наемников, а кладбище части ладожского населения скандинавского происхождения. Сопоставляя итоги исследований на Плакуне с материалами древнейших слоев Ладожского поселения, Корзухина пришла к выводу, что курган № 7 связан не с самыми первыми десятилетиями жизни норманнов в Ладоге, которые появились здесь в середине — второй половине VIII столетия. Пытаясь выяснить число выходцев из Скандинавии, исследовательница вынуждена была констатировать, что «определить размеры скандинавской группы населения в Ладоге чрезвычайно трудно. Либо норманнов было здесь действительно очень мало, либо количество исчезнувших насыпей на Плакуне очень велико, либо в окрестностях Ладоги существует другой пока еще не обнаруженный норманнский могильник, либо, наконец, мы должны допустить, что в результате длительной совместной жизни начался процесс ассимиляции. В таком случае поздние норманнские погребения следует искать на общих кладбищах коренного местного и русского населения». [4] Избегая оценок и лишь резюмируя все изложенное, можно заметить, что вопросы, связанные с могильником в урочище Плакун, слишком сложны и круг их слишком обширен, чтобы признать целесообразным продолжение их обсуждения, прежде чем будут полностью опубликованы и систематизированы материалы, добытые при раскопках этого погребального памятника. Необходимость в появлении такого рода разработки давно назрела. [5]

Рис. 1. Ситуационный план местонахождения могильника и план расположения погребальных насыпей. Арабские цифры — номера курганов.

Рис. 1. Ситуационный план местонахождения могильника и план расположения погребальных насыпей. Арабские цифры — номера курганов.

Урочище Плакун находится на первой надпойменной террасе правого берега Волхова против Ладожской каменной крепости и Земляного городища (рис. 1). Ширина террасы в месте расположения могильника колеблется от 60 до 100 м. Высота ее над зеркалом воды составляет 4—5 м. Несмотря на то что первая надпойменная терраса достаточно высоко поднята над Волховом, она сильно заболочена и густо покрыта кочками. Следует заметить, что за последние годы процесс заболачивания заметно усилился. Особенно интенсивно он протекает в восточной, более низменной ее части, непосредственно примыкающей к подошве второй надпойменной террасы. Возможно, что вдоль берега Волхова некогда имелось что-то вроде невысокого берегового вала. Именно здесь, в 250 м к югу от северной оконечности террасы расположен могильник. Погребальные насыпи размещены очень кучно на небольшом пустыре, находящемся между домами, площадь которого близка к 3000 м2. Заканчивая описание местонахождения Плакунской курганной группы, необходимо отметить, что в 300 м южнее ее на самом краю первой надпойменной террасы до недавнего времени стояла огромная погребальная насыпь, раскопки которой были начаты нами в 1971 г. и закончены Е. Н. Носовым в 1973 г. [6] Остатки сопок несколько более скромных размеров до сих пор видны на краю второй надпойменной террасы, вздымающейся над урочищем Плакун на высоту до 14—15 м. Некогда их было шесть. Археологически они исследовались в 80-х гг. XIX в. Н. Е. Бранденбургом и в 1940 г. С. Н. Орловым. [7]

Первым ощутимым итогом анализа всех видов полевой документации раскопок могильника Плакун является изменение числа составляющих его погребальных насыпей. Как уже отмечалось, снятый в 1940 г. план зафиксировал местонахождение 13 курганов. Четырнадцатая насыпь была раскопана Н. И. Репниковым и место ее расположения угадывается на плане чуть севернее кургана № 6, между курганами № 9 и 10. Западная часть могильника безусловно повреждена дорогой, проходящей по самому краю правого берега Волхова, а возможно, и смыта рекой. Дорога разрушила по крайней мере три кургана — № 7, 8 и 9. При доследовании насыпи № 8 были обнаружены полы двух курганов. Южному из них, большая часть которого, по-видимому, находится к востоку от дороги под домом, был дан № 15. При изучении остатков, открытых под насыпью № 12, раскопанной в 1952 г., выяснилось, что она представляет собой два небольших близко поставленных кургана, каждый из которых имел свое кострище и захоронение. Юго-западная пола второй насыпи, получившей № 16, осталась недоследованной, так как на нее лег выброс кургана № 6, раскопки которого были начаты в 1940 г. Стратиграфические разрезы курганов № 5 и 13 позволяют предположить, что севернее первого и юго-западнее второго имеются остатки одной или даже двух не замеченных ранее погребальных насыпей. Это вряд ли является следствием невнимательности исследователей. Во-первых, Плакунский могильник вообще состоит из курганов со слабо выраженными насыпями, а во-вторых, раскопками в восточной, самой заболоченной его части определенно установлено, что поверх насыпей здесь образовался, полностью их снивелировав, слой торфа, мощность которого местами достигает 0. 5 м. Таким образом, на урочище Плакун только археологическим путем зафиксировано наличие 18 насыпей, из которых 15 можно считать исследованными. Вместе с тем на фотографиях могильника, сделанных с высоты второй надпойменной террасы, между курганами № 4 и 13 достаточно отчетливо прослеживаются в зависимости от ракурса контуры то одной, то другой из ранее не замеченных исследователями насыпей. Последнее обстоятельство заставило внимательно пересмотреть все снимки с видом на урочище Плакун. В результате остатки курганов обнаружены на большой площади, не менее чем в три раза превышающей размеры зафиксированной в 1940 г. части могильника.

В размещении курганов на Плакуне отчетливо выражены две тенденции. Часть насыпей вытянулась несколькими рядами вдоль берега Волхова. Ближайший к реке ряд практически не сохранился. Его остатками является курган № 8 и 15. Второй ряд включает пять насыпей № 1, 4, 7, 9. Третий ряд состоит из четырех курганов — № 2, 3, 4 и 6. Есть основания думать, что он не был последним. На северной окраине уцелевшей части могильника рядность его построения нарушается. Находящиеся здесь насыпи стоят кучно, охватывая с северо-востока полукольцом самый большой на Плакуне курган № 6. Все они значительно уступают по размерам не только большей из Плакунских насыпей, но и курганам, характеризующимся рядностью расположения. В целом же размеры погребальных сооружений могильника колеблются в широком диапазоне. Насыпи имеют диаметр основания от 4 до 20, а высоту от 0. 3 до 1 м. Они возведены по большей части из тяжелых суглинков, реже супеси. Сверху курганы задернованы, а в их основании прослежен слой погребенной почвы.

В трех раскопанных насыпях — № 2, 10 и 14 не обнаружено никаких следок человеческой деятельности. Одна насыпь — курган № 11 — содержала трупоположение. Остальные характеризуются присутствием остатков кремации. Захоронения найдены в семи — № 1, 3, 5, 7, 12, 13 и 16. В курганах № 4 и 6, несмотря на наличие следов кремации в виде кострищ, отдельных сожженных костей и единичных предметов, захоронений выявить не удалось. Отсутствие погребений в насыпях № 8 и 9 может быть объяснено тем, что они еще до раскопок были более чем на две трети уничтожены дорогой.

Остатки кремации, обнаруженные в большинстве Плакунских курганов, представляют собой следы сожжений, произведенных на основании этих погребальных насыпей. Изложенная точка зрения была высказана еще первыми исследователями могильника. Однако Г. Ф. Корзухина подвергла сомнению это заключение. Основываясь на отсутствии выраженной прокаленности почвы под кострищем, она полагала, что в рассматриваемых памятниках находятся захоронения останков умерших, кремация которых совершалась в другом месте. Между тем отсутствие прокаленности в основаниях Плакунских курганов вряд ли должно вызывать удивление. Урочище Плакун место очень влажное, на нем талая вода, по словам местных жителей, стоит иногда до середины лета. Появление и сохранение в этих условиях выраженных следов прокаленности представляется маловероятным. Прочие же признаки, и прежде всего мощность слоя кострища, а также положение остатков кремации, соответствуют скорее сожжениям на местах сооружения погребальных насыпей.

По ряду черт курганы урочища Плакун разделяются на четыре вида. Первые два вида насыпей содержат урновые и безурновые захоронения остатков кремации. Сожженные кости небрежно собраны и помещены в горшке или кучкой в центральной части кострища либо рядом с ним. Кострище, как правило, занимает часть основания насыпи и представляет собой слой угля и золы мощностью до 0. 06 м. На нем нередко обнаруживаются куски обгорелого дерева, иногда довольно больших размеров. Отдельные предметы и кальцинированные кости встречаются не только в местах скопления последних, но и по всей площади кострища, а также за его пределами. Обязательной деталью погребальной обрядности этих двух видов курганов является наличие на кострище или в небольшой ямке, вырытой у его края, камней средних размеров, как осколков плиты, так и булыжников. Для насыпей второго вида характерно использование при захоронении ладьи или ее частей. В размещении инвентаря вообще, в том числе ладейных заклепок, количество которых колеблется от одного-двух десятков до сотни и более, нет системы. Насыпей, достоверно содержавших захоронения остатков кремации в ладье, на Плакуне четыре — № 1, 3, 5 и 7. Все они относятся к курганам, вытянувшимся рядами вдоль берега Волхова и могут быть признаны сравнительно крупными (рис. 2).

Рис. 2. Планы и разрезы курганов с сожжениями в ладье. Курганы № 1, 3, 5, 7. а — кальцинированные кости; б — ладейные заклепки; в — камни; г — дерево; д — керамика; е — меч.

 Насыпи первого вида, т. е. без следов использования ладьи при сожжении умершего, а их три — № 12, 13 и 16, — все малых размеров и принадлежат к числу скученных. Форма их оснований близка к прямоугольной и ориентирована сглаженными углами по странам света (рис. 3).

Рис. 3. Планы и разрезы курганов северо-восточной части могильника. Курганы № 4, 6, 12, 13, 16.

Третий вид курганов характеризуется иным состоянием останков погребенного и другой конструкцией погребального сооружения. На Плакуне исследована лишь одна насыпь такого рода, а именно курган № 11 (рис. 4).

Рис. 4. План (А) и разрез (Б) кургана № 11. Планы (В) и разрезы (Г) погребальной камеры в кургане № 11. а — бревна; б — доски; в — дерево; г — намни; д — береста.

 Захоронение было обнаружено в довольно просторном деревянном ящике, поставленном на дно большой могильной ямы. Погребенный лежал головой на северо-запад. Пространство между стенками ямы и собственно вместилищем тела умершего было заполнено бревнами. Камеру закрывал настил из досок, на котором грудой были сложены обломки плит и булыги больших и средних размеров, прикрытые сверху ладьей или ее частью, например бортом. Находки горелого дерева среди камней свидетельствуют, что она была сожжена. Со временем настил сгнил и вся эта конструкция обрушилась в камеру, разметав останки погребенного. Насыщенность почвы влагой прекрасно сохранила дерево. К сожалению, она же полностью уничтожила металлический инвентарь, который дошел до нас исключительно в виде окислов.

Четвертый вид насыпей Плакунского могильника выделен на основании отсутствия в них безусловных остатков захоронений. При этом, по-видимому, следует различать две его разновидности. Курганы, на основании которых вообще нет никаких следов деятельности людей, — № 2, 10 и 14, и насыпи, где следы такого рода присутствуют, — № 4 и 6. Как те, так и другие имеются и среди вытянувшихся рядами курганов, и среди скученных. Они могут быть и сравнительно крупными, и совсем маленькими. Наконец, к числу насыпей без захоронений, хотя на ее основании есть весьма разнообразные и в высшей степени интересные следы деятельности человека, может быть отнесен и самый большой на Плакуне курган № 6 (рис. 3). Основание его, прослеживаемое по слою погребенной почвы, имело близкую к прямоугольной, несколько вытянутую по оси СВ—ЮЗ форму и таким образом было ориентировано сглаженными углами по странам света. Края слоя погребенной почвы неровные, что объясняется его оползанием в довольно глубокий ров, который к углам основания кургана становился мельче. Внутренний склон рва, а также нижние части насыпи были облицованы плитами, среди которых найдено большое количество костей животных. В центре основания прослежен слой кострища тех же, что и основание, очертаний, аналогично ориентированный. При разборке кострища найдена подвеска-лунница, а в насыпи заклепка и стрела. В центре его, а следовательно, и в центре основания кургана, в глубокой яме обнаружен деревянный ящик прямоугольной формы, ориентированный углами по странам света. Крышка ящика лежала на его дне, т. е. он был пустой. Близ северного угла ямы, в которой стоял ящик, зачищена небольшая столбовая ямка со следами истлевшего дерева внутри. Здесь же, в центральной части кострища лежали три довольно большие плиты. Для верного понимания этого сооружения следует вспомнить, что окружавшие его с северо-востока насыпи с захоронениями имели также ориентированные прямоугольные основания. По-видимому, в данном случае раскопками открыт какой-то сакральный комплекс.

В курганах Плакуна представлены как одиночные захоронения мужчин и женщин, так и парные. Сожженные кости расположены единым слоем, а сопровождавшие погребенных вещи лежат вперемешку. Погребальный инвентарь, обнаруженный при раскопках в урочище Плакун, в сравнении со скандинавскими комплексами середины — второй половины X столетия может быть признан немногочисленным, маловыразительным и довольно однообразным. Отчасти этому способствует почва Плакуна, в которой крайне плохо сохраняются металлические предметы. Помимо заклепок и гвоздей, характеризующих скорее обряд захоронений, его основу составляют различные железные предметы и их обломки (рис. 5).

Рис. 5. Металлический инвентарь курганов в урочище Плакун. 1, 5, 9 — курган № 7; 2, 3, 4, 10 — курган № 1; 6 — курган № 6; 7, 8 — курган № 5.

 

Это оковки, среди которых определенно опознаются детали игральных досок и ларцов, пряжки, ледоходные, шипы, стрелы и ножи. Найдены каменные и костяные игральные фишки, а также фрагменты гребней. Однажды в кургане № 3 рядом с погребением была обнаружена часть клинка меча, вонзенного в основание насыпи. Довольно часто встречаются мелкие бронзовые и серебряные оплавленные и сильно фрагментированные предметы. Женский погребальный инвентарь представлен преимущественно бусинами, серебряными, хрустальными, сердоликовыми и стеклянными (рис. 6).

Рис. 6. Изделия из курганов в урочище Плакун. 1 — курган № 1; 2 — курган № 3; 3 — курган № 4; 4, 10 — курган № 5; 5, 8, 14—16 — курган № 7; 8 — курган № 13; 7, 9, 11, 12 — курган № 12.

 

Керамика найдена в основном лепная, известных в слоях Ладожского поселения форм. Исключение составляют обломки двух фризских кувшинов, встреченных в кургане № 7 (рис. 7).

Рис. 7. Глиняная посуда из курганов в урочище Плакун. 1, 2, 4 — курган № 5; 3 — курган № 13; 5, 6 — курган № 7.

 

В целом инвентарь могильника плохо поддается датировке. Основу его хронологии составляют три даты. Во-первых, это время сооружения кургана № 7, определенное Г. Ф. Корзухиной как IX в., возможно, его первая половина. Основанием для этого заключения послужили находки в нем фризских кувшинов и биконических бусин из серебряной рубчатой проволоки. [8] Вторая дата получена дендрохронологическим путем при анализе спилов с бревен из погребальной камеры кургана № 11. Деревья срублены между 880 и 900 г. [9] Наконец, третья дата определяется по подвеске-луннице из кургана № 6. Аналогий ей обнаружить не удалось. Она соединяет в себе черты, с одной стороны, восточноевропейские — форма украшения, а с другой — северные — техника и мотивы орнаментации. Близкие ей по форме, технике и орнаменту предметы появляются в русских кладах в X в. и широко распространены до середины XI столетия. [10] Таким образом, датировка Плакунского могильника в целом не вызывает сомнений — IX—X вв., безусловно время его функционирования. Однако вопрос о крайних датах использования урочища Плакун как места захоронения умерших следует оставить пока открытым.

Особенности погребальной обрядности, представленные в курганах на Плакуне, а именно, сожжение в ладьях, погребение в камере, порча и особое расположение оружия позволяют согласиться с мнением В. И. Равдоникаса, что могильник, систематическое изучение которого было им начато, действительно принадлежал выходцам из Скандинавии. По-видимому, внимательнейшее рассмотрение материалов погребальных сооружений в урочище Плакун, а также памятников, расположенных рядом с ними, еще даст много интересных данных для выяснения социального состава пришельцев, их роли и дальнейших судеб в Ладоге. Но анализ материалов могильника с этой целью выходит далеко за рамки задач, связанных с публикацией и общей характеристикой погребальных памятников.

ОПИСАНИЕ КУРГАНОВ ПЛАКУНСКОГО МОГИЛЬНИКА

Курган № 1. Длина 15, высота 0. 45 м. На глубине 0. 35 м на площади свыше 130 м2 слой погребенной почвы округлых очертаний. В центре основания кургана на погребенной почве кострище — пятно угля и золы овальной формы, вытянутое по оси СCB—ЮЮЗ, длиной 7. 5, шириной 5-5 м. В северо-восточной части кострища яма длиной около 1, глубиной 0. 4 м от древней дневной поверхности. В яме и рядом на кострище к северо-востоку от нее до 80 булыжников и обломков плиты. В центре кострища, к юго-западу от ямы на площади около 5 м2 кальцинированные кости. Среди них на кострище, а частью вне его до 200 заклепок, гвоздей и их обломков, два ледоходных шипа, несколько оковок с небольшими гвоздиками и фрагмент граненого кольца с пробоем, по-видимому, от ларца, фрагменты гребня и медного колечка, а также сердоликовая, синяя и красная пастовые бусины.

Курган № 2. Длина 16, высота 0. 65 м. На глубине 0. 60 м на площади 175 м2 слой погребенной почвы округлых очертаний. Кострища и захоронения нет. В насыпи железная трубочка, возможно, для трута и ряд других предметов, перечень которых исследователями не указан.

Курган № 3, Длина 11, высота 0. 50 м. На глубине 0. 30 м на площади около 100 м2 слой погребенной почвы округлых, но несколько вытянутых по оси СВ—ЮЗ очертаний. В юго-западной части основания кургана на погребенной почве кострище — пятно угля и золы овальной формы, вытянутое по оси СВ—ЮЗ, длиной 6, шириной 3 м. На кострище среди кусков горелого дерева до 100 заклепок, гвоздей и их обломков, шиловидная втульчатая стрела, бронзовое поясное кольцо с тремя оковками и фрагменты лепной керамики. У северо-восточного края кострища на площади около 0. 35 м2 кальцинированные кости, рядом с которыми с юго-восточной стороны остатки вонзенного в основание кургана меча. В насыпи пастовая синяя бусина-пронизка.

Курган № 4. Длина 11, высота 0. 35 м. На глубине 0. 30 м на площади около 80 м2 слой погребенной почвы округлых очертаний. На основании кургана на погребенной почве кострище в виде нескольких пятен угля и золы общей протяженностью по оси СЗ—ЮВ 8, а по оси СВ—ЮЗ 6 м. В северо-западной части кострища яма длиной около 0. 8 м, в которой 23 обломка плиты. У юго-восточного края кострища яма длиной около 0. 7 м, в которой to обломков плиты. Между ними чуть к западу северо-запада от центра основания кургана на площади 0. 5 м2 7 обломков плиты. Близ центра один обломок плиты. На кострище фрагменты лепной керамики и пастовая граненая синяя бусина. Захоронения нет.

Курган № 5. Длина 13, высота 0. 35 м. На глубине 0. 40 м слой погребенной почвы, сильно поврежденный перекопами. Первоначальная форма слоя круглая. В центральной части основания кургана на погребенной почве остатки кострища в виде пятна угля и золы неправильных очертаний. На кострище несколько обгоревших плах и три лепных сосуда. Один большой горшок наполнен кальцинированными костями, среди которых до 20 хрустальных и сердоликовых бусин, а также фрагменты гребня. Из двух других сосудов меньших размеров один поставлен вверх дном. В слое кострища около 40 заклепок, гвоздей и их обломков, несколько оковок и фрагмент бронзового колечка.

Курган № 6. Длина 20, высота 1. 10 м. На глубине 0. 90 м на площади около 200 м2 слой погребенной почвы с неровными краями,в целом формы, близкой к квадрату со стороной 15 м. В центре на основании кургана на погребенной почве кострище — пятно угля и золы прямоугольных, несколько вытянутых по оси СВ—ЮЗ очертаний длиной 8, шириной 5. 5 м. В центре кострища, ближе к его юго-восточному краю яма, в которой ящик из сосновых досок длиной 0. 6, шириной 0. 3, высотой 0. 15 м, ориентированный с северо-востока на юго-запад. В яме у северного торца ящика три слоя бересты. Ящик пуст. На его дне продавленная внутрь крышка. Рядом с ямой на кострище три большие плиты и столбовая ямка с остатками дерева, возможно, ели. Вокруг кургана ров шириной до 3, глубиной до 0. 9 м, который к углам основания кургана становился мельче. Склон ровика и нижние части насыпи вымощены плитами, среди которых много костей животных. В разных частях насыпи, на ее основании и в слое погребенной почвы и кострища отдельные кальцинированные кости, а также серебряная подвеска-лунница, ланцетовидная стрела, ладейная заклепка и фрагменты лепной керамики. Захоронения нет.

Курган № 7. Длина 15, высота 0. 35 м. Западная часть уничтожена дорогой. На глубине 0. 30 м слой погребенной почвы, сильно поврежденный перекопами. В центральной части основания кургана на погребенной почве остатки кострища в виде пятна угля и золы неправильных очертаний. На кострище несколько обгоревших плах и обломки плиты, лежащие в беспорядке, но в целом полосой с северо-востока на юго-запад общей протяженностью 4, а шириной 1. 5 м. В слое кострища среди кальцинированных костей фрагменты 4 сосудов — 2 лепных горшков и 2 кружальных кувшинов, свыше 100 заклепок, гвоздей и их обломков, несколько оковок, по-видимому, от игральной доски, фрагмент костяной игральной фишки, цепочка из желтой меди, бронзовая прямоугольная пряжка, 13 стеклянных и 4 бусины из серебряной рубленой проволоки, небольшие слитки бронзы и серебра, а также медвежий клык и сланцевый оселок.

Курган № 8. Длина более 15, высота 0. 40 м. С запада более чем на три четверти уничтожен дорогой. Перекрыт выбросом из придорожной канавы мощностью до 0. 75 м. На глубине 1. 10 м слой погребенной почвы на площади около 35 м2. Кострища и захоронения нет. В насыпи 2 ладейные заклепки.

Курган № 9. Длина более 9, высота 0. 30 м. С запада более чем на две трети уничтожен дорогой. Перекрыт выбросом из придорожной канавы мощностью до 0. 55 м. На глубине 0. 84 м слой погребенной почвы на площади около 18 м2. Кострища и захоронения нет.

Курган № 10. Длина 5, высота 0. 60 м. Перекрыт слоем торфа мощностью 0. 2—0. 3 м. На глубине 0. 55 м на площади около 15 м2 слой погребенной почвы. Кострища и захоронения нет.

Курган № 11. Длина 13, высота 0. 30 м. Перекрыт огородной землей. На глубине 0. 50—0. 60 м на площади около 120 м2 слой погребенной почвы формы, близкой к квадрату со стороной 11 м. В центре основания кургана на уровне погребенной почвы группа плит, вытянувшихся полосой с северо-запада на юго-восток, длиной 2, шириной 1. 10 м. Среди них до 40 заклепок, гвоздей и их обломков. Под камнями могильная яма длиной 2. 8, шириной 1. 75. глубиной 0. 70 м, ориентированная по оси СЗ—ЮВ. В яме гробовище из досок длиной 2. 15, шириной 0. 95, высотой 0. 35— 0. 40 м. Дно ямы у торцовых стенок гробовища выстлано берестой. Пространство между стенками ямы и гробовищем завалено бревнами. Гробовище закрывала крышка из 4 досок. На дне гробовища в беспорядке незначительные остатки костяка мужчины в возрасте от 60 до 70 лет, положенного головой на северо-запад. В ногах погребенного часть долбленого корытца и стенка берестяной коробочки. На костяке, особенно справа от него, большое число окислов полностью разрушившихся железных и бронзовых предметов. Повсюду в гробовище органические остатки, среди которых определенно опознаются войлок и мех. На основании кургана к северо-востоку от могильной ямы 2 столбовые ямки, одна такая же обнаружена к юго-западу от нее.

Курган № 12. Длина 6, высота 0. 25 м. Перекрыт слоем торфа мощностью до 0. 3 м. На глубине 0. 45 м на площади около 30 м2 слой погребенной почвы, несколько поврежденный в юго-восточной части. В центре основания кургана на погребенной почве кострище — пятно угля и золы прямоугольной, несколько вытянутой по оси СВ—ЮЗ формы длиной 4, шириной 3 м. На кострище среди кусков горелого дерева и обломков плиты раздавленный горшок с кальцинированными костями, среди которых фрагмент железного предмета шаровидной формы.

Курган № 13. Длина 5, высота 0. 30 м. Перекрыт слоем торфа мощностью до 0. 5 м. На глубине 0. 65 м на площади около 25 м2 слой погребенной почвы формы, близкой к квадрату со стороной 5 м. В центре основания кургана на погребенной почве кострище — пятно угля и золы в виде квадрата, ориентированного углами по странам света площадью около 6 м2. В центре кострища 3 большие плиты и несколько фрагментов лепного горшка, а также кальцинированные кости, среди которых несколько небольших железных гвоздиков, фрагменты оселка и около десятка хрустальных и сердоликовых бусин.

Курган № 14. Длина 5, высота 0. 70 м. На глубине 0. 55 м слой погребенной почвы. Кострища и захоронения нет.

Курган № 16. Длина 5, высота 0. 40 м. Перекрыт слоем торфа мощностью до 0. 3 м. На глубине 0. 60—0. 70 м слой погребенной почвы, несколько поврежденный в северо-восточной и южной и недоследованный в юго-западной части. В центре основания кургана на погребенной почве кострище — пятно угля и золы прямоугольных, несколько вытянутых по оси CСB—ЮЮЗ очертаний длиной 3, шириной 2 м. В центральной части кострища небольшое скопление обломков плит и рядом кучка кальцинированных костей, среди которых 2 каменные плоские фишки для игры, несколько бронзовых оковок, одна из которых с кольцом, и бронзовая пряжка.

СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ

ААЭ — Акты археологической экспедиции

АО — Археологические открытия. М.

АСГЭ — Археологический сборник Государственного Эрмитажа. Л.

ВИ — Вопросы истории. М.

ВООПИК — Всероссийское общество охраны памятников истории и культуры

ГПБ — Государственная Публичная библиотека им. М. Е. Салтыкова-Щедрина

ЖМНП — Журнал Министерства народного просвещения

ИА — Институт археологии Академии наук СССР АН СССР

ИРГО — Императорское русское географическое общество

КСИА — Краткие сообщения Института археологии Академии наук СССР. М.

КСИИМК — Краткие сообщения Института истории материальной культуры Академии наук СССР. М.; Л.

ЛГУ — Ленинградский государственный университет им. А. А. Жданова

ЛОИА — Ленинградское отделение Института археологии Академии наук СССР

MAP — Материалы по археологии России. СПб.

МИА — Материалы и исследования по археологии СССР. М.; Л.

ПСРЛ — Полное собрание русских летописей. СПб.; Пг.; М.; Л.

РАО — Русское археологическое общество

СА — Советская археология. Л.; М.

САИ — Свод археологических источников. М.; Л.

ТГЭ — Труды Государственного Эрмитажа

ТГИМ — Труды Государственного Исторического музея

ЦГАДА — Центральный государственный архив древних актов

SMYA — Suomen Muinaismuistoyhdistyksen Aikakauskirja. Helsinki.


 

[1] Носов Е. Н. Волховский водный путь и поселения конца I тысячелетия н. э. — КСИА, 1981, вып. 164, с. 18—24.
[2] Подробнее о могильнике см. статью В. А. Назаренко «Могильник в урочище Плакун» в настоящем сборнике.
[3] Чернягин Н. Н. Длинные курганы и сопки. — МИА, 1941, № 6, с. 121, № 354; Седов В. В. Новгородские сопки. М., 1970, с. 44, № 331.
[4] Чернягин Н. Н. Отчет по маршрутной рекогносцировке по реке Волхову в 1929 г. — Архив ЛОИА АН СССР, ф. 2, он. 1, 1929 г., д. 122, л. 31.
[5] Частичные разрушения насыпи и размывание ее западного склона еще в 1929 г. отмечал Н. Н. Чернягин, а в 1952 г. Н. Н. Гурина. (Чернягин Н. Н. Длинные курганы и сопки, с. 121, № 354; Гурина Н. Н. Дневник раскопок Невской археологической экспедиции 1952 г. — Архив ЛОИА АН СССР, ф. 35, оп. 1, 1952 г., д. 61, л. 2).
[6] В 1971 г. доследование погребения на вершине было предпринято группой Староладожского археологического отряда ЛОИА АН СССР (начальник отряда В. А. Назаренко). В 1972, 1973 гг. раскопки были проведены под руководством автора данной статьи. Предварительную информацию о работах 1971—1973 гг. см.: Булкин В. А., Назаренко В. А., Носов Е. Н. О работах Староладожского отряда. — АО, 1971(1972), с. 31, 32; Носов Е. Н., Конецкий В. Я. Исследования на урочище Плакун близ Старой Ладоги. — АО, 1973 (1974) с. 23, 24. Для фиксации находок на сопковидной насыпи была разбита сетка квадратов со сторонами по 2 м, смещенная от линии север—юг на 30° к западу. Для фиксации стратиграфии были оставлены две продольные и две поперечные бровки. За нулевую точку принята вершина сопковидной насыпи.
[7] В этой связи интересно отметить, что в 1903 г. Н. И. Репниковым рядом с сопками у д. Велеши близ Старой Ладоги были также замочены глубокие ямы, «образовавшиеся, вероятно, — как писал автор обследований, — от выемки земли для устройства насыпей» (Репников Н. И. 1) Отчет о поездке на Волхов. — Архив ЛОИА АН СССР, ф. 1, 1903 г., д. 86, л. 17 об.; 2) Поездка Н. И. Репникова в Старую Ладогу. — Зап. отд-ния русск. и слав. археол. СПб., 1904, т. 5, вып. 2, с. 57).
[8] Погребение зафиксировано на глубине 5. 58— 5. 90 м от вершины насыпи.
[9] Вторичное использование корабельных досок неоднократно отмечалось при раскопках нижних горизонтов Ладожского поселения.
[10] Остеологический материал любезно определен Н. М. Ермоловой.

 

 

 

 

 

 

 

 

РОДСТВЕННЫЕ ФАМИЛИИ
начиная от Терентия Даниловича

Первое поколение:
РАСПУТНИЙ, УСЕНКО
Второе поколение:
КОЗОРОГ, ЛАВРЕНКО, СУЩЕНКО
Третье поколение:
КОЛЕСЕНЬ, ЛУБЕНЕЦ, БЛИНОВ, КОВАЛЕНКО, ЕРЫШЕВ, БЛИНОВ, ЗОЗУЛЯ, ГЛУШКО, ЛИСОГУБ
Четвертое поколение:
ЧОБОТЬКО, ТЮТЮНИК, ЗАВЬЯЛОВ, РЫБКА, ЗУБ, САВЕЛЬЕВ, БЕЛОЗЕРСКИЙ
Пятое поколение:
ЕВДОКИМОВ, SCHLEGEL, МАНАЕНКОВ
Другие: